Женский журнал

ПОЛЕЗНО ВСЕМ

загрузка...
Неопытная сваха бросилась в объяснения, полушепотом и с оглядками пыталась втолковать даме, что она является всего лишь посредницей и представляет интересы одного хронически скромного холостяка. Тетя Клава успела рассказать чуть ли не всю биографию несчастного сиротинушки, напирала с подробностями из его жизни, но ее мягко и томно остановили: Новый Новый Год не удался. Два месяца назад был развод, но привыкнуть к этому все еще не получалось. Шесть лет весьма благополучной совместной жизни, так неожиданно и странно закончились его романом с молоденькой секретаршей. Это было так же смешно и банально, как и обидно. Бывший муж поздравил с новым годом. От этого, почему-то праздничное настроение не появилось. Пятилетняя Сонечка спустила ножки с кровати и бесшумно вышла в коридор. Будучи послушным, воспитанным ребенком, она, несмотря на свои юные годы, отличалась исключительной деликатностью. Потому, звать посреди ночи маму или папу не стала. «Так что у нас сегодня?» – думала она, пробегая между рядов сверкающих елок, на бегу пытаясь не поскользнуться и не упустить ветром сдуваемую не по сезону легкомысленную шляпку. Джинджер и Эд были, пожалуй, немного взволнованы, когда переступали порог Клиники. Их имена проверили по списку, и белозубая, на вид совершенно безжизненная медсестра в белом, повела их в Родильный дом.

Из рубрики "Проба пера"

Мой ангел

Мой ангел - Приходи на восемь вечера, хорошо? – как всегда, прекрасным и жизнерадостным голоском проговорила Оксана. – Я только сейчас с работы, хочу немного поспать. У меня есть немного вина и конфетки.

Эту статью прочитали 4186 раз.
Автор: Нина Дьяченко

        Я покивала в трубку, улыбнулась и сказала, что буду. Я вдруг задумалась над тем, как это ужасно: подрабатывать в выходные официанткой, причём, «пахать» на грубых, некультурных людей (настоящее разбогатевшее быдло), которые спокойно могут на тебя наорать и выжимают все соки.

        «Возможно, я смогу поработать и на Старый новый год. На Новый год и Рождество они же меня пригласили», - говорила ты.

        Я доехала до тебя вовремя.

        - Представляешь, к нам скоро приедут родственники! – с раздражением проговорила Оксана, когда я вошла в квартиру. – Они ещё и ночевать у меня будут! А мне завтра на работу.

        Девушка принесла бокал с вином и открыла коробку конфет в виде сердечек и несколько кусочков рулета.

        - Что-то у меня голова болит. Надо температуру померить, - задумчиво сказала она и вышла за градусником. Я тем временем утоляла аппетит. Большая тёмно-серая пушистая кошка то врывалась к нам, то выходила, подпрыгивая и повисая на дверной ручке; умело открывая двери.

        Оксана легла на кровать, уставившись в потолок. Я невольно залюбовалась ею, как всегда: длинные золотистые волосы, тонкая талия, голливудское личико и красивый бюст. Девушка с подобной красотой была бы незаменима на экране телевизора, в каком-нибудь сериале, где почему-то демонстрируют всяких убогих уродин. Впрочем, понятно почему. Многие молодые голливудские звёзды пробились благодаря «крутым» или знаменитым родителям. Династии протягивают свои длинные щупальца, завладевая миром. Разделив мир на части вкусного пирога.

        - Да, у меня температура, - убитым тоном проговорила девушка.

        Я залезла на кровать, сочувствующе поглядев на неё и слегка приобняв.

        - Всё будет хорошо, - я сама понимала, насколько избита эта фраза, которой невозможно перечеркнуть серые будни быстро мелькающих дней. – Держись, солнце!

        - Я всегда заболевала, когда приходилось идти в школу. Круглый год с первого звонка до очередного выпуска я ходила с огромным платком. Это была защитная реакция организма. Я не хочу на работу в свой долбанный колледж! Я не хочу на сессию, где всякие придурки будут рассказывать мне, что я дура! Ещё и за мои деньги… Давай я заварю нам чаю или кофе. Ты что хочешь?

        - Мне всё равно. Если можно – добавь мышячку, - попросила я, направляясь в ванную.

        - Ну, тогда я сделаю чай.

        Мы сидели в комнате и пили чай, беря с блюдца тоненько нарезанные кусочки колбасы и сыра.

        - Знаешь, теперь я поняла, почему девушки так держатся за самого убогого парня, - заметила Ксюша.

        - Почему? – лениво поинтересовалась я, примеряясь к последним двум кусочкам.

        - Да потому, что у них нет альтернативы. Либо сидеть самой, либо гулять с кем придётся. Если у девушки есть выбор, она себя так не ведёт. Кстати, ты правильно говорила, зря я взяла с собой Аню. Она ничего не умела делать, а потом ещё и впала в панику. И мне приходилось ходить за ней и постоянно помогать. А работодателям она такого наговорила! Но, знаешь, если у тебя нет опыта работы – врать бесполезно. Это сразу заметят. Если она часто была в ресторане, это не значит, что она знает, как там всё устроено.

        - Да, побывала она замужем за иностранцем, а тот её выгнал, - ухмыльнулась я. – Ну, понятно почему. Таких дур, как она – целая очередь. Хотя… учитывая, что ей всё равно с кем спать, для неё и это короткое пребывания в Германии имело свои плюсы. Даже в качестве очередной секс-игрушки.

        … Серая муть расставания, бледные улыбки, ни во что не верящие глаза.

        - Всё будет хорошо, держись! – говорю я слова, в которые давно уже не верю.

        Конечно, всё будет хорошо. Только не у нас. Не в этой стране, не в этой жизни.

        И всё же…

        Сдаться, означает умереть.

        Я пока держусь, держусь, держусь. Я не позволю погибнуть и ей.

        Потому что друзья – это важно, пусть многие девушки предпочитают подругами любое существо мужского пола.

        Потому что кто-то должен быть хорошим и добрым. Пусть это мой крест. Я смотрю в твои глаза и верю, что ты – справишься. Что у тебя будет всё хорошо.

        Я - верю.

        Я - люблю.