Женский журнал

ПОЛЕЗНО ВСЕМ

загрузка...
Началась для Феклы тяжелая водительская жизнь. Пчелкин даже снился женщине по ночам. Он прилетал к ней в виде огромного полосатого шмеля с полосатым жезлом. Жужжал, махал перед носом своей "волшебной палочкой" и говорил человеческим голосом: "Ваши документы, гражданка Васнецова"! Вам всегда казалось, что лишь пытливый человечий ум в силах изобрести самую заковыристую любовь? Казалось бы! В непосредственной близи от нас существует мир, в котором сексуальные отношения столь чудовищны и безобразны, что заставляют содрогаться самых искусных извращенцев… Моя квартира - маленькая дыра в заднице мира. Иногда я надеюсь, что она мне снится. Метров 12, 13, - я не помню. Да и какая разница? Какие бешенные восторги может подарить лишний сантиметр? Или даже два? А три уже может? Елена неохотно встала с кровати. Лень накатывала на неё, как морская волна. Она сладко потянулась в своей пышной, мягкой постели с новёхоньким, дорогим бельём, к роскоши которого она ещё не привыкла. Литературный кружок впечатлял обилием креативных личностей. Конечно, она не предполагала, что большая часть тех милых девушек, которые читали настолько великолепные стихи и немного занудную, зато зверскую прозу, - полное дерьмо.

Из рубрики "Проба пера"

Школа будущего

Школа будущего Джинджер и Эд были, пожалуй, немного взволнованы, когда переступали порог Клиники. Их имена проверили по списку, и белозубая, на вид совершенно безжизненная медсестра в белом, повела их в Родильный дом.

Эту статью прочитали 3520 раз.
Автор: Нина Дьяченко

        Рыжеволосая сорокалетняя женщина, выглядевшая едва ли на тридцать, слегка сжала руку мужа, оцарапав его нарощенными ногтями. – Эд?

        - Да, дорогая? – в отличие от супруги, подтянутый седовласый мужчина с голубыми глазами был абсолютно спокоен. Впрочем, это был его третий брак.

        - Тебе не кажется, что ребенок… осложнит нашу жизнь: Ты уверен, что мы всё просчитали? Все расходы? Всё продумали?

        - Конечно, любимая. Всё будет в порядке…. Разве ты не приняла успокоительное?

        - Извини, забыла, - она быстро достала из сумочки капсулу и привычно проглотила.

        Мраморные ступеньки привели их в холодно-белый, стерильный зал, где за маленьким столиком восседала ослепительная красотка. Она холодно улыбнулась, положив ладонь на компьютерную мышку и переводила взгляд с экрана на них.

        - Чета Макдугалс? – заговорила девушка, кивая медсестре, которая привела их.

        Да, это мы, - Джинджер ещё сильнее сжала руку мужа. – Понимаете… я не совсем уверена… Маленькие дети – такие глупые… С ними совершенно невозможно ни о чём говорить. К тому же они кричат. Это невыносимо! У одной моей подруги есть ребёнок – и я стараюсь навещать её как можно реже. К тому же они слюнявые. И любят ломать всё, что видят.

        Девица терпеливо выслушала её жалобы, было видно, что она уже привыкла к подобной нервной реакции.

        Эд молчал, притворившись окаменевшим мамонтом. Он тоже привык. Каждая его жена реагировала подобным образом. Эмма – номер один – вообще устроила такую истерику, что её пришлось волоком волочь в Успокоительный кабинет. А Дебора накануне торжественного дня перебила всю посуду, которая не была пластиковой.

        Ему на миг стало интересно, куда, к чёрту, подевались хвалёные материнские инстинкты? Ведь раньше – он знал это из книг и фильмов – женщины безумно хотели детей и приходили в отчаянье, когда узнавали о бесплодии. Теперь же – какая ирония – бесплодие ликвидировано, а женщины больше не хотят иметь детей.

        Им плевать на продолжение рода.

        Но теперь они обязаны… иметь детей… по закону. Каждая семейная пара сдаёт яйцеклетки и сперматозоиды, из которых государство бесплатно! – выращивает им детей.

        Правда, иногда женщинам удаётся отмазаться, получая справки о невменяемости.

        Ведь бывали случаи, когда женщины выкидывали младенцев в окно, когда те доводили их до безумия. Или это делали их мужья…

        Теперь же появились роботы - всё равно далёкие от идеала фантастов – и служанки, и послушные клоны… и всё-таки… Женщины больше не хотели иметь детей.

        «Этой красотке придётся очень постараться, чтобы уговорить мою жену забрать собственного ребёнка!» - невольно подумал Эд.

        Он представил себе, какие она получает деньги, но совсем ей не завидовал.

        - Ребёнку пять лет, - терпеливо пояснила девушка. – Что означает: никаких криков и слюней. К тому же вам будет предоставлен выбор.

        Девушка включила большой экран на стене, гостеприимным жестом показала им на его гладкую поверхность: - Смотрите и выбирайте… Хотите, берите всех трёх, - с надеждой предложила она, сама не веря, что подобное возможно.

        

        - Нет, спасибо, нам и одного с головой хватит! – резко откликнулась Джинджер, почти с ненавистью уставившись на врача и переводя взгляд на экран.

        Три малютки: один мальчик и две девочки.

        - Вы же знали, что я хочу дочь! – капризным тоном заявила женщина.

        - Ну, а вдруг бы вы передумали? Такие случаи бывали.

        - А я своё мнение не меняю! И хочу девочку. Почему их две? Мне не нужен детский сад на дому. Я возьму одну. - Она внимательно осмотрела двух девочек в одинаковых белых костюмчиках.

        - Одна похожа на вас, другая – на вашего мужа, - поясняла врач. – К тому же у каждой из них генетически заложены самые лучше качества: те, что вы заказали. Они обе обладают музыкальным слухом, приятным голосом, склонны к поэзии и рисованию.

        - Мне нравится беленькая с голубыми глазами, - задумчиво и нерешительно проговорила Джинджер, полуобернувшись к мужу. – А тебе?

        - Хочу сына! – капризно заявил он. – От предыдущих браков у меня уже две дочери – с меня хватит.

        - Не знаю… мальчики… они ведь такие бойкие. Пакостники, одним словом, - заметила Джинджер. – Но я понимаю – мужчина хочет наследника. Древний инстинкт. И когда уже от него начнут избавляться? Вечно мы, женщины, должны страдать из-за мужчин! Ладно, я беру сына. Ну что, ирод, доволен?

        … Медсестра подошла к врачу, продолжавшую тупо пялится на экран, где играли две девочки.

        - Интересно, почему они никогда не интересуются, что станет с теми детьми, которых не взяли? – задала она риторический вопрос.

        Красотка пожала плечами: - Зачем им новые стрессы? Ответственность и так далее… Все хотят покоя. И радости.

        - Это всё здорово… но, у тебя не возникало мысли, что мы делаем что-то неправильное? Что дети должны созревать в чреве матерей, а не в искусственных матках? Что половые клетки должны соединятся сами собой? По извечным законам природы? Иногда я думаю об этих детях, как о биологических роботах. Мы вычленяем из клеток плохое: наследственные болезни, безумие, плохие привычки, но… Даже не знаю. Тебе не страшно? Ведь мы же не такие, мы – естественные. А оставленные дети? Те, что не подошли, не понравились… Зачем делать несколько штук? Ведь мало энтузиастов, которые забирают всех.

        - Если будет один ребёнок, родители могут не взять его, под предлогом, что ущемляются их право выбора, - сухо пояснила врач.

        - О, это понятно! Дети – как игрушки в магазине. Последствие атеизма и повальной механизации сознания. А потом их отправляют в приюты, где из них вырастают поселенцы для других планет, или слуги, или… просто еда. Мясо. Тебе не страшно питаться детьми, Лена?

        - Ты просто глупая сектантка! Кстати, что-то у тебя я детей не заметила. Когда ты заведешь своих?

        - Я бы хотела родить, - задумчиво пояснила та. – Но большинство женщин не могут доносить плод до конца, даже если и хотят этого. Но… я попробую.

        - Зачем портить фигуру и здоровье? – равнодушно пожала плечами женщина. – И ты не права – я не натуральная. Мать выбрала меня за красоту. Правда долго колебалась – вторая дочь имела задатки писателя, а это снова в моде. Но у меня законный статус, который помог мне выгодно выйти замуж и получить хорошую работу. Меня выбрали – значит, я лучшая! А в природе всегда выживают сильнейшие. Так было всегда.