Женский журнал

ПОЛЕЗНО ВСЕМ

загрузка...
И, чем дальше и дольше ты идешь, тем глубже погружаешься в город. «Ваш психологический портрет! Такого еще не было!», - гласит объявление на столбе, другой столб и другое объявление – «Гадаю по рукам! Такого еще не было!»… и ты кричишь про себя, что уже было, было!!! Она кинулась ему на шею. Говорила об оригинальности, о непредсказуемости, о том, какой он замечательный и… би-би-би… Взяла меня. Поцеловала. Валялся на кресле, пока они раздевались, и он пытался в нее вторгнуться. Когда она, наконец, захотела, подбежала ко мне, схватила, у него опустился… Мне стало не по себе. Она с силой швырнула меня обратно. Мне так много нужно сказать тебе, стоит только набрать твой номер. Но как трудно это сделать. Поэтому пишу тебе письмо. Это письмо никогда не дойдет до адресата, потому что я не хочу, чтобы ты это знал. Наверное, что-то изменилось бы, прочитай ты его. А если нет? Тогда мир рухнет. Тогда не останется надежды, которая и так уже почти не живет в моем сердце. Эту историю мне рассказала одна моя приятельница. История о вещах, которые возвращаются из прошлого, из детства, где и начинается воспитание сердца… Кому рассказать – не поверят. Но я все-таки расскажу. Делать мне в последнее время особо нечего. Взялась я за писательство. Рассказчица из меня не ахти какая, но поведать, поверьте, есть о чем.

Из рубрики "Проба пера"

Отдыхайте!

Отдыхайте! С заходом солнца, удовлетворенное масштабными боевыми действиями дачное "Рембо", пятится к фонарному столбу, паркуется к нему "пятой точкой" и выпрямляется со скрипами старой двери с несмазанными петлями. А завтра снова в бой….

Эту статью прочитали 2654 раз.
Автор: Юлия Кондратьева

         Часть первая. "Дача – это прелестно.

        Город волнуется раз,

        город волнуется два,

        город волнуется три,

        на пятнице город замри!

        От бетона отчленился, от асфальта оттолкнулся, верхом на колеса и через полчаса на даче.

        Приехал, мотор заглушил, из машины вышел, подождал, пока развеются выхлопные газы и вдох во всю грудь. Мозг не успевает сканировать подзабытые за неделю ароматы природы: кислород, послегрозовой азот и натуральные ароматизаторы (свежая трава и листва, цветущие плодовые, ароматы первоцветов и парочка неизвестных номеров Е). Выдох и тишина, полная пения птиц, шепота деревьев, перекликов петухов и перелаев собак в соседней деревне, жужжания летающих насекомых и топота муравьев.

        Непременно потягиваешься до характерного хруста в парочке незадействованных в офисной работе суставов и приступаешь к плановому отдыху:

        9. Прохладное пиво и обход владений с репликами типа: ой, какой цветочек; ах, какой красивый сорняк; блин, опять газон косить надо; а это что за муйня выросла; ааааааааааааааа, кроты бадан поели…

        2. Установка раскладушки в тени яблоневого сада и чтение книжки под прохладное пиво.

        3. Крепкий сон после попытки перелистнуть очередную (чаще вторую-третью) страницу любовного романа или детектива.

        4. Встреча нежданно нагрянувших в рамках на неделе достигнутых договоренностей друзей.

        5. Пиво с водкой, шашлык с мясом, ночь с разговорами, утро без похмелья (природа лечит).

        6. Установка раскладушки в тени яблоневого сада и чтение книжки под прохладную минералку.

        7. Крепкий сон после попытки перелистнуть очередную (чаще вторую-третью) страницу любовного романа или детектива.

        8. Легкий треп с уже бодрыми друзьями.

        9. Массовый отъезд в город под завистливо-ненавидящие взгляды соседей.

        И, наверное, их можно понять. Они то, как завещала им великая троица коммунизма, работали, работали и еще раз работали все выходные напролет, ибо смена труда и есть отдых.

         Часть вторая. "Соседи слева".

        Раз-два-три-четыре-пять,

        в огород иду копать,

        кто не спрятался,

        тот - в компост

        Озаренная лучами пяти-утреннего солнца, она, нахмурив на 60-летнем лице уже давно не мимические морщины, пытается, стоя на крыльце, раскрыть глаза и прикинуть в уме стахановский план трудовых выходных. Маникюр, макияж, свеже отбигудюженная прическа – все при ней уже в пять утра (профкомовский начальник в отставке). Ее руки – это уже орудие сельского хозяйства. Но она модернизирует их тяпкой с короткой рукояткой. И вот это "Рембо" дачного пошиба выходит на тропу борьбы за урожай. В ее генплане: уничтожение сорняков, резня пасынков, химическая атака на колорадского жука... Издав боевой вздох, она принимает позу "в-атаку-за-урожай-вперед-ураааааа".

        На крыльце появляется муж, худощавая двухметровая фигура которого венчается лицом с неизменной маской статичной флегмы. Он прожил долгие годы "под каблуком" своей дражайшей половины и, похоже, для него не существует другой жизненной позы нежели "женщина сверху". Он не задумывается над тем, что ему сегодня делать, он просто ждет от жены инструкции по применению себя в период от пробуждения до засыпания.

        - Приготовь завтрак: яйца в холодильнике, помидоры рядом с холодильником, поставь чайник, завари чай, - выпалила она, не меняя позы "в-атаку-за-урожай-вперед-ураааааа".

        - Да, дорогая, - привычно ответил он и отправился выполнять первое ценное указание (ЦУ).

        И о чем бы она его не просила в течение дня (а происходит это с регулярностью 1 ЦУ/10 мин.) он всегда отвечает привычно односложно: "Да, дорогая".

        Хотя однажды у него произошел срыв. После очередного ЦУ (примерно так 50-60 за полдня), он подошел к машине, открыл багажник и высказал ему свое отношение к текущей ситуации примерным текстом: "сука, млять, за@бала, нах…". Закрыл багажник – "Да, дорогая".

        А дорогая за весь день, приняв относительно человеческую позу лишь однажды - в обеденный перерыв - успевает не только выполнить поставленные цели и задачи, но и обсудить с соседкой через 2 участка последние новости нескольких сериалов, выход замуж двоюродной сестры невестки шурина золовки троюродного брата мужа, текущий прогноз погоды и войну в Ираке.

        С заходом солнца, удовлетворенное масштабными боевыми действиями дачное "Рембо", пятится к фонарному столбу, паркуется к нему "пятой точкой" и выпрямляется со скрипами старой двери с несмазанными петлями. А завтра снова в бой….

         Часть третья. "Соседи справа".

        Чижик-Пыжик где ты был?

        Грядки копал, цветы поливал

        Это будет грустная часть моего повествования. Соседи справа просто помешанные на вкалывании на своих 10 сотках. Бабушка, дедушка и 4 внуков копают, окучивают, пропалывают, поливают, собирают урожай молча, с угрюмыми производственными лицами. Они молча уходят на обед и пропадают до утра, уйдя на ужин.

        Детей очень жалко. Они находятся в заложниках у своих деспотичных, маниакальных дедушки и бабушки. Внуки позволяют себе иногда попроситься погулять, поиграть в футбол. Да просто побеситься. А в ответ: "Вы должны, вы обязаны".

         Часть четвертая. "…".

        Отдыхайте - это всех раздражает